Мнения

Партии живы? Настоящее и будущие белорусской партийной системы

Белорусская партийная система напоминает кота Шредингера, она есть и ее нет одновременно. Поэтому в политологических кругах можно часто услышать характеристику белоруской партийной системы, как апартийной или же беспартийной, хоть и фактически партии в стране существуют. Уже с года так 2020 на повестку выходит речь о пересмотре существующего положения вещей. Так например еще в 2021 году заместитель председателя организации “Белая Русь” Александр Шатько, завил о возможности перестройки организации в партию, однако после последнего съезда «Белой Руси» это так и не случилось. Высказывались идеи и от самих партийных лидеров, так например председатель ЛДПБ Олег Гайдукевич, в 2020 году высказывался за изменение закона о партиях, после которого число партий должно сократиться.

Кульминацией повестки стало заявление Александра Лукашенко 30 августа этого года во время совещания по законопроектам о гражданском обществе и о деятельности политических партий.

«Как определить, правильно действуют партии или нет? У нас прекрасная есть организация — Всебелорусское народное собрание. Там будут представлены и политические партии, и гражданское общество. ВНС определит контуры нашего будущего, ту колею, по которой будет двигаться государство.

Присутствовать будут все. И будьте добры все вот этого курса, который будет там определен, придерживаться. Ушли влево, вправо — партия или общественное движение должно быть ликвидировано», — отметил Лукашенко.

Такое заявление вновь всколыхнуло и без того бедную партийную политику в стране, так давайте разбираться с текущим состоянием и возможным будущем белорусских партий.


Немного истории

Что бы понять текущее положение партий следует окунуться в историю и посмотреть, какие этапы прошла партийная система Республики Беларусь. До 1995 года было по сути две главных политических партий это БНФ и Белорусская коммунистическая партия, именно они задавали основной политический тон. До принятия конституции Республики Беларусь и закона о политических партиях в Республики Беларусь насчитывалась 21 политическая партия. Отсутствие строгого закона позволило  расцветать партиям разных ориентаций, начиная от ультранационалистов из Белорусской партии свободы, заканчивая Национал-большевитской партией Беларуси. Этот период можно охарактеризовать, как период попытки построения транзитной либеральной демократии, причем французского типа (в связи с мажоритарной системой и сильной властью президента после принятия конституции).

После того как в 1995 году прошли новые парламентские выборы, парламент уже стал на половину беспартийным. По всей видимости, это произошло, с одной стороны ввиду мажоритарной избирательной системы и низкого доверия избирателям к партиям c другой. Белорусы попросту не привыкли к резко упавшему на голову плюрализму партий, при этом мажоритарная система не позволяла развивать партийное представительство. В последующие парламентские выборы партийное представительство только сокращалось и партии постепенно выходили из основного политического дискурса. Президент в свою очередь не имел собственной партии, что также обезличивала политические организации в глазах избирателей.

Белорусские партии на современном этапе

Сейчас согласно закону о политических партиях от 1994 года, под политической партией понимается добровольное общественное объединение, преследующее политические цели, содействующее выявлению и выражению политической воли граждан и участвующее в выборах (). Сами партии в своих программах и действиях не должны противоречить конституции страны. В отличие от общественного объединения, партии ориентируются исключительно на политическую деятельность. Также согласно статье 12 закона о выборах депутатов Палаты Представителей (), партии могут не собирать подписи для выдвижения кандидатов, что существенно упрощает избирательную компанию и позволяет участвовать в выборах даже самым слабым партиям.

Согласно сведениям Министерства юстиции Республики Беларусь на данным момент в стране зарегистрированы 15 политических партий. Практически все из этих партий малоактивны в политическом поле и по сути существуют лишь на бумаге. Среди наиболее крупных и многочисленных следует выделить две партии: КПБ (Коммунистичская партия Беларуси) и ЛДПБ (Либерально-демократичская партия Беларуси). Обе партии представлены в Национальном собрании (10 мест и 1 соответственно), однако рекордсменом по численности членов является ЛДПБ (более 50.000 членов). Затем следует выделить несколько других парламентских партий: Республиканская партия труда и справедливости (6 мест), Белорусская патриотическая партия (2 места) и Белорусская аграрная партия (1 место). Особенности данных партий в том, что они практически не представлены в медиапространстве, а две последних из них даже не имеют собственного сайта. В связи с этим становится не ясно, как вообще они могут адекватно выявлять и выражать волю граждан.

Следующий пласт партий — оппозиционные. К ним можно причислить следующие партии: Белорусский Народный Фронт (1819 на 2009 год), “Зеленые” (1143 на 2009 год), Консервативно-Христиаснкая Партия — БНФ (1067 членов на 2016 год), Беларусская партия Левых “Справедливый мир” (1250 членов на момент 2009 года), Объединенная гражданская партия, Белорусская социал-демократическая Грамода (2787 на 2009 год), Белорусская социал-демократическая партия Грамода (1177 членов на 2020 год). Из них пожалуй самая крупная и активная — ОГП (Объединенная гражданская партия), которая насчитывает около 4000 членов. Партия отличается тем, что имеет популярный ютьюб-канал с более чем 90.000 подписчиков. Однако деятельность всех оппозиционных, да и вообще большинства партий сводится к заявлениям по поводу политических событий и зачастую безуспешном участии в выборах. 

Помимо выше перечисленных партий, есть буквально “мертвые партии”, которые пожалуй давно уже перестали подавать признаки жизни. К таким партиям следует отнести: Сoциaл-дeмoкpaтичecкую пapтию нapoднoгo coглacия, Республиканскую партию и  Белорусскую социально-спортивная партию.

Согласно все тому же закону о политических партиях, численность организации должна быть не менее 1000 человек и высока вероятность, что в случае требования о перерегистрации многие партии не смогут доказать, что у них действительно имеется 1000 членов.

После событий 2020 года, резко возросло желание разных политических сил создать собственные партии. Сейчас можно выделить несколько партий, которые находятся в процессе регистрации. Первая организация — это левоцентристская “Наша партия”, которую собирается возглавить бывший кандидат в Президенты и лидер “Говори правду” Андрей Дмитриев. Вторая партия — “Союз”, который выражает уже социал-консервативные идеи с креном в сторону усиления интеграции с Россией. Стоит отметить, что в 2021 году “Союз” уже пытался зарегистрироваться однако им в этом отказали. Также на основе “Круглого стола демократических сил” Андрей Ланкин пытается создать партию “Демократический союз”, которая должна основываться на умеренных либеральных идеях. Свою протестную партию желала зарегистрировать и команда Бабарико, под потенциальным названием “Вместе”. Судя по названию, которое схоже с польской партией Razem (партия объединяет левых активистов разного толка), команда Бабарики собиралась построить зонтичную партию, которая бы объединила оппозицию разных взглядов. Однако, слова оказались всего лишь словами. Еще одну попытку сформировать социально-консервативную партию, поддерживающую сближение с Россией делает Андрей Иванов, создавая партию “За Отечество.

Сомневаюсь, что в ближайшее время эти партии вообще смогут зарегистрироваться, учитывая, что на носу серьезные изменения в законе. В добавок вполне возможно, что КПБ и ЛДПБ буду стремиться закрепиться в качестве основных республиканских партий и будут лоббировать принятие изменений в свою пользу во время Всебелорусского народного собрания. В интересах этих партий будет требование о повышении минимальной численности членов политпартий до 5000. Это позволит избавиться, как от существующих конкурирующих партий, так и от тех, которые только пытаются зарегистрироваться, имея около 1000 членов. 

Можно констатировать, что вся партийная система в целом плохо выполняет функции выявления и выражения воли народа. Партии выражают скорее волю узкой группы политизированных людей в тех социальных группах, на которые они ориентируются. Граждане владеют практически нулевой информацией о существующих партиях, за исключением нескольких из них. События 2020 года ускорили процессы пересмотра со стороны власти партийной системы, которая действительно требует реформ, что доказывает и то, что из 110 депутатов только 20 человек представляют партии.

Что будет дальше? 

30 августа Лукашенко по сути предложил реформу закона по следующим магистральным принципам:

  1. Плавность в реформировании партийной системы
  2. ВНС должен определять новые требования к партиям
  3. Соответствие партий основным принципам государственной политики.

Акцент делается на лояльные партии, которые будут помогать строить государство по текущим принципам, выражая свои критические замечания. Партии в такой системе будут иметь скорее обязанности советников власти, чем функции выявления и выражения воли народа. 

Выявлением и выражением воли граждан в таком случае будет заниматься скорее ВНС. Согласно конституции, ВНС — высший представительный орган народовластия Республики Беларусь, определяющий стратегические направления развития общества и государства. Сам ВНС, согласно статье 89 конституции, должен иметь представителей гражданского общества. Партии и общественные организации по сути и составляют часть того самого ГО. Именно на ВНС и делается основанная ставка, партии должны в свою очередь играть роль поддержки.

Возможная реформа по таким магистральным линиям по сути превращает ВНС в альтернативу политическим партиям, которых заменяют в угоду их слабости. Такие реформы могут окончательно закрепить апартийность системы. При этом ВНС в контексте выявления мнения граждан,  не может быть приравнен к парламенту состоящего из партий, которые артикулируют и агрегируют разные слои общества, т.к. сам ВНС во многом будет состоять из представителей государства разного уровня, а также Президента. Соответственно общественный срез будет непропорциональным. Роль ВНС в той риторике, которая существует, сводиться к объединению гражданского общества и государства в единое целое в угоду процессу стабилизации и укрепления.

Низкая популярность партий и сведение их до роли советников будет мешать гражданской политизации на легальной основе. Даже если останутся несколько самых сильных партий это вряд ли приведет к тому, что белорусы начнут массово вступать в них и содействовать тем самым политическому развитию страны. Политическая пассивность и слабая грамотность в этой сфере может привести к негативным последствиям, когда граждане во всем своем разнообразии не имеют институтов через которые могут легально воздействовать на властные структуры.

Именно поэтому в качестве одно из вариантов реформы можно предложить переход с мажоритарной избирательной системы на пропорциональную по партийным спискам. То есть каждая партия выставляет во время выборов список из кандидатов и избиратели голосуют за партию, а не конкретного кандидата. Далее места в парламенте распределяются пропорционально (с округлением) проценту голосов отданных за каждую партию. При этом, конечно должен существовать избирательный барьер в районе 5 процентов, что бы предотвратить попадание в парламент совсем небольших партий. Пропорциональная система, как правило, избавляется он беспартийных кандидатов, так как вместо множества избирательных округов получается один общереспубликанский округ. Таким образом будет происходить постепенная политизация в легальном русле. Действующие беспартийные кандидаты смогут объединиться в партию власти или дифференцироваться по разным политическим силам, тем самым избирателю будет проще понимать за какой идеологический проект он голосует. Действующая власть в свою очередь сможет лучше видеть на какую идеологическую сторону склоняются граждане (партии обычно выражают какую-либо идеологию).

В итоге следует сказать, что для реформы важно анализировать мировой опыт, но при этом осознавать специфическую политической культуру нашего общества. Когда будут известны точные изменения  в законе о партиях можно будет судить, о том в какое направление будет развивать страна по части участия народа и партий в управлении.

Если анализировать мировые тенденции в сфере института политических партий, то можно смело заявить хоть и не о структурном, но все же о кризисе партий на Западе. Вместо традиционных правящих партий становятся популярными более горизонтальные политические движения (Реконкиста Эрика Земмура и Непокоренная Франция Миланшона). Классические партии также активно теряют численность своих членов. К примеру в 1950-е годы в Лейбориской партии Великобритании сотояло боле 700.000 человек, сейчас же там едва набирается 500.000 чеоловек. Тенденция членов партии при сохранении электоральной популярности есть и у СДПГ. В 50-е гг. XX в. в партии состояло 687. 850 человек, а уже в 2019 г. численность составила 419. 300 членов. Современное западное общество в своей структуре становится слишком сложным, поэтому действующие партии зачастую не могут просто выразить весь спектр групп. Да и сами партии обещают одно, а делают другое, наиболее яркий тому пример греческая партия СИРИЗА, которая обещала не идти на уступки ЕС, а в итоге полностью приняла требования Европы касательно экономики. Однако партии все еще отпаяются достаточно крепким институтом, основанная проблема скорее в кризисе легитимности, который попросту задевает институт партий.

Сделай Чеснок своим источником новостей в Яндекс.Новости или Google News. Подписывайся на наш телеграм. Только самые важные новости!

Популярное

Back to top button