Мнения

Зачем Беларуси союз с Россией

Подписание соглашения об интеграции России и Беларуси намечено на 8 декабря. Вокруг этого пакета документов уже возникли мифы, а эксперты предлагают разные варианты будущего объединения. Конспирологи указывают на то, что дата подписания документов совпадает с Беловежским соглашением о создании СНГ и прекращением существования СССР, а также приурочена к 20-летию подписания Договора о создании Союзного государства. Однако за деревьями перестали видеть лес и упускают главный вопрос: а зачем белорусам вообще нужен союз с Россией?

Инсайды «Коммерсанта»

Утром 16 сентября издание «Коммерсант» опубликовало инсайд, якобы посвящённый программе экономической интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства. Стороны даже будто бы предварительно согласовали документ в начале сентября, но сделали это кулуарно. В целом программа предполагает частичное объединение двух экономических систем в течение ближайших полутора лет (то есть до 2021 года). К 2022 году, по мнению «Коммерсанта», это приведёт к созданию конфедеративного государства.

Какие основные положения содержатся в этой неафишированной программе:

  • частичная унификация законодательных актов — единый Налоговый кодекс (к 1 января 2021 года), Гражданский кодекс и общий учёт собственности;
  • создание единого регулятора рынка нефти, газа и электроэнергии;
  • обеспечение сходных социальных гарантий рынка труда и соцзащиты;
  • единый надзор за банковской и финансовой сферами под управлением двух центробанков;
  • взаимная отмена роуминга с 1 июня 2020 года;
  • общая таможенная политика;
  • единые принципы в отношении «специальных экономических мер» (контрсанкции);
  • согласованное отраслевое государственное регулирование агрорынков, торговли, транспорта и связи, антимонопольной политики, режима защиты потребителей;
  • единый доступ к госзакупкам.

Таким образом, пока ничего ужасного в интеграционном документе не наблюдается. Речь действительно идёт о сближении экономических систем и устранении проблемных вопросов (нефть, газ, контрсанкции), которые мешают развивать сотрудничество. Не упомянут также ни один «общий орган Союзного государства», только унификация и общий подход.

Однако не является ли даже приведённый документ увертюрой к известной пословице «коготок увяз — всей птичке пропасть»? В том смысле, что стоит только российской экономике, которая в 29 раз мощнее белорусской, начать диктовать экономические условия, как она за 4-5 лет полностью подчинит соседнюю страну. Начав с экономических преобразований и унификации, перейдёт к политическому консенсусу, возможности выдвигаться в белорусский парламент «Единой России», а затем и к назначению президента «союзной республики Белоруссия».

Коррупционный налёт 

Одним из первых опасений белорусов является то, что экономическая жизнь страны коренным образом изменится с приходом «русских олигархов». Что те сразу передадут БелАЗ Саранскому заводу автосамосвалов, МАЗ и МЗКТ включат в состав КамАЗ, а все «трубы» уйдут «Газпрому» и «Роснефти». То есть произойдёт огульная приватизация. У этого есть и положительный момент — стране простят все долги, начнут продавать энергоносители по ценам аналогичным для Смоленской области и избавятся от бесполезных и убыточных компаний. Всё это в совокупности подстегнёт экономику по крайней мере в краткосрочном периоде.

Сечин
И. Сечин. Изображение ura.ru

Самое веселое начнётся, когда местных «крепких хозяйственников» сменят «олигархи». Как правило, они приходят не одни, а вместе со всей командой, набранной из «своих», и ассоциируются только с одним словом «коррупция». И если по итогам 2018 года Беларусь по индексу восприятия коррупции занимала 69-е место в мире, то Россия — 136-е из 180 стран мира. Поэтому второй страх белорусов — быстрый перенос российских коррупционных реалий на плодородные белорусские «поля», усиление коррупционной составляющей в деятельности госорганов и при решении любых бюрократических вопросов.

Статистика осуждённых за взятничество в 2017 году в России

Экономические проблемы

Следующая группа страхов заключается в твёрдом убеждении, что жизнь простых людей в России намного хуже, чем у белорусов. Что хорошо живётся только в Москве и немного в Санкт-Петербурге, а регионы и периферия еле выживают. Но если сравнить некоторые показатели, то выясняется, что, например, размер средней пенсии в РФ составляет около 15 000 рублей (что эквивалентно 235 долларов США), а в Беларуси — примерно 400 рублей (около 200 долларов США). Средний заработок в РФ в первой половине 2019 года составлял 45 000 рублей (около 700 долларов США). Средняя заработная плата в Беларуси определена в размере 1130 рублей (около 553 долларов США).  Строители в России, для сравнения, получают в 1,3-2,4 раза больше белорусских и т.д. Конечно, нужно ещё сравнивать уровень цен, услуг и прочего, однако никакая статистика не убеждает белорусов, уверенных, что их уровень жизни после тесной интеграции неизменно упадёт.

Экономика Беларуси хотя и очень сильно зависит от экспорта в Россию и оказываемых ею льгот, всё-таки является самодостаточной. Её союз с федеративным государством может привести к обильному налоговому бремени в пользу Москвы, которое будет распределять наши доходы в пользу условных Якутии или Камчатки. И здесь неизвестно, что окажется более выгодным — покупка энергоносителей по мировым ценам или отчисления в общий бюджет, который пока не анонсирован, но скорее всего неизбежен.

карточка товарооборот
пенсионеры
Изображение: krimchel.ru

Неясным будет и отношение к особым экономическим зонам вроде китайского «Великого камня». В России также регулярно создаются подобные кластеры, но речь всегда ведут о совершенно отличном от нашего порядке налогообложения и отчислений в бюджет. Согласятся ли на изменение правил игры китайцы — неизвестно. Вообще любые изменения в том числе и налогового законодательства коренным образом затронут бухучёт, осуществление предпринимательской деятельности, взимание обязательных платежей и столь любимое местными властями перекрёстное кредитование и субсидии «важным», но экономически неэффективным предприятиям. Сотням тысяч людей придётся «переобуваться» на ходу, подстраиваясь под законодательство соседней страны, с доминантной экономикой. Это может поставить крест на и без того дышащих на ладан инвестпроектах Беларуси. А заодно и на всех попытках настроить многовекторность.    

Проблемы на международной арене

После 2014 года у белорусской оппозиции появился солидный козырь, описание которого укладывается всего в четыре буквы — Крым. Иными словами, опасность ввода войск и установления выгодного Кремлю политического режима. Легче это сделать будет после экономической интеграции под вывеской, скажем, защиты экономических интересов и предприятий России или угрозы целостности Союзного государства и его единой внешней политики. Тем более, что есть и удобные мероприятия, вроде «Щит Союза» или «Запад-20…», которые позволяют прямо с полигонов отправиться на захват важных объектов.

Более мягким вариантом сего действа может стать размещение военных баз, в том числе с ракетами средней и малой дальности. На днях глава МИДа С. Лавров оказался раздосадован отказом Беларуси от размещении военной базы. И пока у страны, как сказал президент Лукашенко на встрече с заместителем госсекретаря США Д. Хэйлом, «нет ни желания, ни лишних денег», они явно имеются у другого члена Союзного государства. Он же оговорился на встрече с председателем Госкомвоенпрома Р. Головченко и заявил, что в стране уже создали ракету средней дальности и в планах разработать ещё более мощное оружие. Вскоре выяснилось, что Лукашенко имел в виду ракеты для РСЗО «Полонез» «по внутренней классификации», а вовсе не заряды, способные преодолевать 3,5-5 тыс. километров. Также Беларусь пока остаётся участником ДРСМД, но Россия ведь сделала «шаг назад» и покинула этот Договор 3 июля — точно в День независимости Беларуси, что тоже символично. Как это отразится на единой внешней политике пока неясно.

уничтожение санкционных продуктов
Изображение: bo32.ru

Очередной «страшилкой», связанной с возможной интеграцией, стала предполагаемая единая позиция по «контрсанкциям». Старший аналитик компании «Альпари» В. Иосуб озвучил её так:


«Это отказ от грузинских и молдавских вин? Это отказ от европейского сыра? Это бульдозерами давить польские яблоки?».


Косвенно это может ударить и по одному из локомотивов многострадальной белорусской экономики — Парку высоких технологий. Заказчиками его услуг являются преимущественно зарубежные (американские и европейские) организации. Если им запретят работать с белорусскими резидентами, это нанесёт урон экономике и заставит свернуть большую часть проектов из важной «папки» «IT-страна». 

Следом за этими моментами неизбежно последует ещё один — международная изоляция. В принципе, бояться белорусам и так особо нечего, поскольку основными нашими гостями являются те же российские первые лица, Китай, Казахстан, Азербайджан, Турция, Судан, Зимбабве и прочие с редкими инкрустациями гостей из ЕС и США. В общем, нынешние друзья РФ от Беларуси не отвернутся, а остальных нам и даром не нужно. Однако это может затормозить процесс вхождения в ВТО, в котором уже состоит Россия, и также вызовет неувязку с членством в разных международных организациях разных частей Союзного государства.

Когда могут быть сняты санкции с Беларуси

Тотальное обновление законодательства

После публикации инсайда от «Коммерсанта» белорусские правовые эксперты указали на то, что унифицировать законодательство и внести изменения во все документы невозможно за 1-2 года. Речь идёт прежде всего о том, что Россия является федерацией, а Беларусь — унитарным государством. Одной из стран в любом случае придётся как-то поменять форму государственного устройства, если изменения зайдут слишком далеко. Даже в составе конфедерации двух независимых государств сохранение существующего устройства будет затруднительно. 

После развала СССР в рамках СНГ принимались т.н. «модельные кодексы» для стран-участниц. Например, Гражданский кодекс имеет примерно одинаковую структуру и положения, общие для членов СНГ. Это довольно стабильный кодифицированный акт, сохраняющий неизменность в течение многих лет. Однако того же нельзя сказать о Налоговом кодексе, изменения в который в каждой стране вносились кардинально отличающиеся от соседей. Руководитель РОО «Перспектива», бизнесмен А. Шумченко оценил его так:


«Тот кодекс, который они хотят разработать совместно, это как спарить ежа и корову, извините за такое выражение. Потому что слишком много воды утекло».


Его дополняет Ж. Тарасевич, руководитель бизнес-союза:


«Наибольший камень преткновения, который скорее всего будет (и об этом нужно будет договариваться), — это социальные отчисления, которые у нас являются страховыми выплатами, и социальный налог в Российской Федерации. То есть по какому пути мы пойдем?».


Изменение законодательства активирует и ещё один страх — дебелорусизацию. Речь даже не идёт о запрете равноправного статуса русского и белорусского языков (двузязычие существует, к примеру, в Татарстане), а о негласном сокращении сфер использования последнего. Например, его могут исключить из объявлений остановок общественного транспорта, сократить количество часов в школьной программе или убрать положение об ответе на обращение на языке заявителя. Дебелорусизация является ещё одним главным козырем оппозиционеров, когда они говорят о возможной тесной интеграции с Россией. Хотя по данным исследований Информационно-аналитического центра на русском языке в повседневной жизни общаются от 49 до 78% опрошенных, а на чистом белорусском — около 3%.

Путин и Лукашенко
Президенты Лукашенко и Путин. Изображение: novano.ru

Неизбежный процесс

Наивно полагать, что интеграционные процессы России и Беларуси можно прямо сейчас свернуть митингом оппозиции, состоящим из 500 человек, или петицией о денонсации Договора о создании Союзного государства, подписанной 13 тыс. человек. Движение стран и народов навстречу другу другу началось фактически в тот же день, когда прекратил существование СССР и было создано СНГ, да и до этого не обрывалось на протяжении 200 лет с последнего раздела Речи Посполитой. Это был разрыв старых связей с одновременным созданием новых, отвечающих духу времени. 2 апреля 1996 года была принята договорённость о создании Сообщества России и Беларуси, ровно через год подписан Договор о Союзе России и Беларуси. И, наконец, 8 декабря 1999 года в Москве подписали Договор о создании Союзного государства. 

Но дело, разумеется, не только в пакете уже принятых документов, членстве в СГ, СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, а в том числе и в культурном, территориальном и тесном экономическом единстве, отрицать которое просто нелепо. Так сложилось исторически, несмотря на столь любимые оппозицией войны с Московией 1534-1537 или 1558-1583 гг. Поток товаров неизменно движется с Востока на Запад и в обратном направлении, равно как и политическая экспансия. Не наша вина в том, что Беларусь оказалась на пути глобальных тектонических процессов и просто перекрёстке торговых и геополитических дорог.

Сомнения в «мирной» интеграции у общества всё-таки остаются. Населению даже озвучили успокоительную речь пресс-секретаря президента Н. Эйсмонт о святости суверенитета:


«Это свято! Красные флажки — это суверенитет и независимость каждой из стран. В интеграционных же процессах мы идём на те шаги, которые экономически целесообразны. Никаких совместных органов не создаётся — к этому страны не готовы».


Но после неё осталось непонятно — если речь идёт только об экономических вопросах, то чего не хватает в рамках ЕАЭС? Евразийский экономический союз изначально создавался как основа для единого пространства ряда стран на участке от Китая до ЕС. Получается, что приоритеты Союзного государства двух стран и степень их интеграции поставили выше ЕАЭС? И что именно СГРБ наиболее полно отвечает вызову времени и его запросам?

Эйсмонт про СГ

Будет ли новый Союз исключительно «пробной» конфедерацией двух очень неравнозначных в политическом, территориальном, экономическом и социальном плане субъектов? Не вызовет ли он естественного поглощения более сильной стороной «слабой» Беларуси, а затем Молдовы, Армении и, наконец, Казахстана? Пока трудно сказать. В любом случае почти все постсоветские страны оказались в зависимости от крупнейшего в регионе российского рынка. И с усилением кризисных явлений им требуется всё больше расширять своё присутствие на нём.   

Что касается возможных опасений по поводу Союза, то некоторые из них имеют место быть (захват олигархатом важных предприятий и приватизация, трансполяция санкций на Беларусь). Но ведь пока даже неясно, в какой форме будет существовать Союзное государство. Хотя «Коммерсант» и отсыпал порцию громких определений «теснее, чем в Евросоюзе», «конфедерация», в тексте их инсайда нет ни слова о создании хоть одного наднационального органа, аналога Европейского совета или Сейма Речи Посполитой. 

Если исходить из имеющейся в открытом доступе информации, то на этапе формирования 31 дорожной карты стороны договариваются об унификации наиболее спорных вопросов и приведении законодательства к единому образцу. Это проблемно даже на этапе таких документов как Гражданский и Налоговый кодексы — изменить их и ворох подзаконных актов за год-два невозможно. Рассматриваемые органами обеих стран документы являются скорее декларацией о намерениях, подтверждением следованию единой политике на международной арене и согласованному внутреннему законодательству. 

В то же время кое-что сделать намного проще. Например, 19 сентября в Геленджике прошёл семинар Парламентского Собрания Союза Беларуси и России на тему «Модельное законотворчество в Союзном государстве». Участники выделили перспективные и первоочередные направления развития и одним из главных стали цифровая экономика, единое образовательное пространство, беспилотный транспорт, вопросы создания и развития искусственного интеллекта. В ходе мероприятия произнесли очень важную фразу:


«Сейчас мы находимся на таком уровне взаимодействия между нашими странами в части гармонизации и унификации законодательства, что пришло понимание того, что мы должны двигаться в сторону модельного законодательства. То есть, основать единое правовое поле, которое позволит нам в рамках Союзного государства принимать те законопроекты, которые в равной мере будут действовать как на территории России, так и на территории Беларуси». 


Иными словами, начать планируют с движения к единому правовому полю, с постепенной унификацией законодательства. Причём речь ведут о самых перспективных и новых направлениях, чтобы избежать разногласий в дальнейшем. Таким образом, через законодательство и экономику (базисы) государства, возможно, постепенно выйдут на новый уровень политических, научных, культурных, религиозных и социальных отношений (надстройка). Но не стоит забывать об очень тонком моменте, который ловко переиначивают противники Союза, — движении навстречу друг другу действительно очень похожих государств. Процесс этот был запущен достаточно давно, не прекращался и вряд ли собирается в ближайшее время.

Леонид Мережковский

Читайте также:

Метки (тэги)