Мнения

Беларусь – «островок социализма» или стабильного капитализма?

10 июля 1994 года в Беларуси состоялся второй тур выборов первого Президента. Победил ОН! Что изменилось в стране за эти 25 лет?

Красная ртуть в мохеровом свитере 

Хотя государство за эти годы перешло в режим управления узкой группой высших чиновников, а свобода выборов была практически ликвидирована, все попытки препятствовать диктатуре не вызывали сочувствия у населения. Лукашенко простили и установление личной власти и другие прегрешения. И вот почему.      

Для начала следовало бы вспомнить – а какой была наша республика четверть века назад?

1994 год. Эпоха малиновых пиджаков и золотых цепей. Кто попроще – еще щеголяют в кожаных куртках и мохеровых турецких свитерах. А вот джинсы-«варёнки» уже сходят со сцены. Как и полукустарные «кооперативы», их производившие.  

Страна переходит к «рыночной экономике». Еще недавно БССР была одной из самых высокоразвитых республик Советского Союза. Теперь начинается резкое падение экономики и жизненного уровня. Предприятия работают с перебоями и сокращают людей, зарплаты не выплачиваются месяцами. 

Впрочем, работать или учиться уже не модно – все стараются заняться какой либо коммерцией. 

Торгуют всем: от паленой водки-«самокрутки» до «красной ртути». Ездят продавать в Польшу, Россию и добираются даже до далекой Румынии. Обнаруженная там нищета сильно поражает белорусских мешочников. Но они отказываются видеть в ней результат пресловутых реформ и все списывают на безалаберность «цыганей»-румын.   

Оргпреступность контролирует мелкий и заметную часть среднего бизнеса. «Бригады» превращаются почти в параллельную власть – многие, будучи наслышаны про справедливость бандитов и продажность милиции, идут за разбором бытовых и уличных конфликтов к «авторитетам». 

Однако, былой всплеск либеральных и националистических настроений пошел на убыль. Можно сколько угодно стоять в пикете с любым флагом – прохожие безразлично проходят мимо. Общественная активность ассоциируется с хаосом, экономическим спадом и вызывает отторжение. 

Для стариков распад СССР был серьезнейшей травмой. Но и среди безразличных к идеям коммунизма появление таможен на пути к родственникам симпатий не вызывает. 

В таких условиях зарождающейся класс бюрократической и криминальной буржуазии нуждался в своего рода «рокировке». 

Переродившаяся номенклатура и раньше любила хитрить. Почти все депутаты Верховного Совета, включая многих «коммунистов», голосовали за приватизацию и другие реформы. «Программа перехода к рыночной экономике» была одобрена еще в 1990 году – формально еще при власти КПСС.   

Фото vytoki.net

Однако «козлом отпущения» был назначен БНФ, имевший мелюзговую фракцию в парламенте. Именно этих опереточных националистов сделали ответственными за все антинародные реформы начала 90-х. И с того момента в народе слово «бэнээфовец» стало ругательным – почти как «троцкист» в 30-е. 

Аналогия с «троцкистами» выглядит еще забавней, если вспомнить, что Сталин по-своему реализовал многие идеи дискредитированного Троцкого. А и вчерашние советские чиновники ударными темпами продвигали приватизацию, пугая народ чучелом «бэнээфа». 

Но, именно номенклатура первой ощутила необходимость перехода к более авторитарной и управляемой политической модели в виде президентской республики. 

Правда, на роль президента-популиста готовился тогдашний премьер-министр Вячеслав Кебич. 

Однако, первым президентом Беларуси стал Лукашенко. 

Фото В. Сапогов svaboda.org

Безумные прыжки белорусских зайчиков

В 1992 году была введена национальная белорусская валюта с изображением пресловутых зайчиков и белочек. 

И почти сразу началась ее стремительное обесценивание. За 1993-1994 гг. инфляция составила 2000 процентов. Попытка регулировать цены привела к их вывозу товаров за пределы республики. Результатом стало введение талонов и купонов. 

Выпуск промышленной продукции в Беларуси сократился более чем на 40 процентов. Примерно на 35 процентов снизился ВВП.

Розничный товарооборот упал почти на 47 процентов. И это то при повсеместном разгуле всяческой торговли и торговлишки!

Формирование новой элиты и переход в ее руки основных активов шли через гиперинфляцию, разрушение прежней структуры экономики и коррупционное перераспределение собственности. В 1991-1995 году уровень доходов населения упал на 38 процентов. Хотя некоторые говорят и о сокращении реальной зарплаты в 5 раз! 

За чертой бедности оказалось 60 процентов населения страны 

Шутка

Средняя продолжительность жизни сократилась с 72,6 лет в 1985 году до 68,6 – в 1996-м. Белорусы стали жить меньше на 4 года без всяких репрессий и войны. Недоедание и нехватка самого необходимого привели к новому росту таких «болезней бедных», как малокровие и туберкулез. 

Разумеется, на этом фоне жесткая риторика Александра Лукашенко и его обещания исправить ситуацию снискали симпатии у большинства населения. А самое главное – были и реальные результаты. С середины 90-х годов экономика Беларуси приобретает более-менее управляемый характер, а в промышленности начинается рост. 

В 1996 году ВВП увеличился на 2,8, в 1997 году – уже на 11,6 процента по отношению к 1995 году. В 2000 году рост промышленности составил 64,6 процента. А розничный товарооборот вырос вообще на 133 пункта. Реальные денежные доходы в 2000 году увеличились на 69,4 процента.

Правда, по сравнению с 1990 годом их рост составил всего 5 процентов.

А даже к 2000 году ВВП все равно был на 11 процентов меньше, чем при советской плановой экономике.  

О «белорусском чуде» того периода написано немало. Режим Лукашенко упрекают в «проедании» доходов полученных от льготных цен на нефть и газ, в отсутствии реальной модернизации предприятий, и т.д. Но, надо отметить и другое. Регулирование экономики, а также использование мобилизационных возможностей и ресурсов государства позволили этой экономике оправиться от перенесенного шока. 

Оппозиционная карикатура из 90-х

Сокращения социальных расходов на фоне роста доходов

Однако, по мере экономической стабилизации и роста в Беларуси не происходит восстановления социального государства. Наоборот – именно в этот период его активно демонтируют. Кажется, что, несмотря на экономический рост, государство избавляется от социальных обязательств по идеологическим соображениям.  

Уже в 1995 году отменяется ряд льгот – на проезд, для чернобыльцев и другие бонусы. 

В 1999 году Декретом президента РБ № 29 вводится контрактная система найма. На фоне преследования независимого рабочего движения угроза увольнения, как дамоклов меч, висит над головой каждого работника. 

Тогда же начинается рост коммунальных платежей, которые власти стремятся привести к неким «100% себестоимости услуг». Но, обосновать эту «стопроцентовку» не могут. Создается впечатление, что этим прикрывают регулярное повышение тарифов. 

Происходит наращивание объема платных услуг в медицине, которая по Конституции все еще остается бесплатной. В 2000-х платным является уже до 70 процентов мест в белорусских ВУЗах. 

Еще в 1992 году Беларусь начала сотрудничество с МВФ, и при президенте Лукашенко оно было продолжено. В обмен на финансовые транши эмиссары МВФ навязывают неолиберальную повестку и белорусское правительство, как правило, выполняет все предписания монетаристов, за исключением проведения обвальной приватизации.

В 2011 году вводится либерализация цен, теперь продавец может свободно формировать цену на свой товар не отчитываясь о ее обоснованности.     

Новый Банковский кодекс фактически запретил прямое кредитование Нацбанком предприятий. Под давлением МВФ Беларусь сокращает государственную поддержку промышленности и сельского хозяйства. 

На этом фоне противостояние власти и оппозиции носит характер «войны символов» и геополитических интересов. Сущность социально-экономических программ обеих сторон отличается не сильно, хотя либеральная оппозиция строит свою критику власти прежде всего на требованиях «свободы предпринимательства». 

«Низкая эффективность инвестиций и недостаточные объемы привлечения в экономику прямых иностранных инвестиций на чистой основе вследствие неблагоприятного инвестиционного климата; неразвитость рыночных институтов и экономических инструментов государственного регулирования, недостаточное развитие малого предпринимательства, форм самоорганизации и саморегулирования бизнеса и общества, сохранение высокого уровня рисков ведения предпринимательской деятельности». 

Как вы думаете, откуда этот пассаж? Из программы ОГП или манифеста БНФ? Нет – из Программы деятельности правительства РБ на 2011-2015 год

Актуальные новости

Что интересно, несмотря на финансовый кризис 2011 года и периодические обвалы, экономический рост в 2000-2010 годах продолжается. ВВП Беларуси, по данным Всемирного банка, вырос с 17,79 миллиардов долларов в 1994 году – до почти 60 миллиардов в 2018. То есть – почти в 4 раза! 

Да, отчасти этот рост связан с закредитованностью нашей экономики – 1994 году внешний долг составлял 1,2 миллиарда, в конце 2018 – 16,5 миллиарда долларов. И, одновременно с ростом валового продукта, происходил и рост внутренних цен в долларовом выражении. 

Но все равно – за один лишь 2018 год ВВП Беларуси увеличился более чем на 5 миллиардов «у.е». Тогда чем обусловлена политика социальных урезаний? 

Очевидно, не суровой необходимостью, а неолиберальной идеологией, прочно овладевшей структурами власти в РБ. 

Курс на монетаристкое реформаторство продолжается 

Будем объективны, у нынешней власти есть и заслуги. Младенческая смертность снизилась по сравнению с 1994 годом в 5 раз. Почти покончено с организованной преступностью. Еще не все государственные предприятия проданы. Но в последние годы неолиберальные тенденции в политике правительства только нарастают. 

В 2016 году прошла денежная реформа, которую правительство стремилось выдать за обычную деноминацию. Результатом стал резкий рост цен в долларовом выражении. Условные минимальные единицы потребления, такие, как 1 литр молока и 1 булка хлеба, давно перешагнули отметку в 1 белорусский рубль (0,5 у.е) и устремились дальше. 

Статистика, представляющая среднюю зарплату белорусов в размере почти 500 долларов США, не отражает реальность. Даже в крупных областных городах средняя зарплата на деле редко превышает у большинства работников 300-350 долларов. 

Средняя ожидаемая продолжительность жизни в Беларуси, по данным ООН, в 2019 году составила 71,2 года. В 1985-м году она была 72,6 года. В ходе капиталистических реформ мы не можем достичь продолжительности жизни 34-летней давности! 

Зато можем увеличить пенсионный возраст. Его начали поэтапно поднимать до 63 лет для мужчин, и 58-и – для женщин. 

В 2018 году были внесены изменения в оплату больничных, разрешен лизинг (фактически – перепродажа) наемного персонала. В 2019 году не в пользу трудящихся был изменен порядок выплат командировочных. 

Апофеозом этой политики стал принятый в 2017 году Декрет №3, который либеральные СМИ окрестили «Декретом о тунеядцах». В нем говорится о «социальном иждивенчестве» – терминологии, скорее из неолиберального словаря. Просто либеральным СМИ очень хотелось отождествить этот декрет с «совком». 

В отличие от СССР, под действие декрета попадали даже домохозяйки. При этом «тунеядцев» никто не принуждал работать, более того, где взять рабочие места для 500 тысяч официально не трудоустроенных так и осталось загадкой. В духе всеобщей монетизации неработающие должны были просто заплатить государству. 

Дорогая редакция на митинге «тунеядцев»

Скорее декрет стоило бы назвать «налогом на безработных». А если и проводить исторические аналогии – то с работными домами в Англии периода первоначального накопления капитала. 

Благодаря беспрецедентным в новейшей истории протестам трудящихся декрет № 3 был пересмотрен и сейчас действует в заметно более мягком виде. 

Двигатель реформ

Неолиберальные реформы продавливались как извне – такими финансовыми монстрами, как Всемирный банк или МВФ, так и изнутри. 

Причем внутреннее лобби сильнее, чем принято о нем думать. Это в оппозиционных СМИ белорусские руководители изображаются в карикатурном виде – полуграмотные «совковые» чиновники, не понимающие всех «благ рыночной экономики». 

На самом деле, это не так. 

Новое модное Правительство. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Во-первых, государственный аппарат уже давно и прочно сросся с бизнесом. И если белорусские «олигархи» пока еще на прямую не влияют на принятие решений, тем не менее, интересы крупного капитала являются приоритетными. 

Во-вторых – все экономические институты в РБ исповедуют сугубо «рыночные» теории. Даже кейнсианство в этих кругах считается скорее ересью. Позиции бывших «красных директоров», сторонников большего этатизма в экономике, неуклонно ослабевают – по мере сокращения реального производства. 

В-третьих – постоянно расширяются связи госструктур не только с МВФ и ему подобными организациями, но с множеством фондов и НГО. Чиновники выезжают на «программы» в страны ЕС, местные администрации получают гранты, а НГО в рамках «Восточного партнерства» и других проектов влияют на законотворческую работу. 

Причем в области действительного расширения прав гражданского общества и социальной защиты этот процесс происходит наиболее медленно, а вот в сфере продвижения неолиберальной повестки – гораздо более интенсивно. 

Таким образом, на сегодня в Республике Беларусь сложилась специфическая модель государственно-частного капитализма. Крупные промышленные предприятия еще остаются в руках государства, но под давлением извне и изнутри происходит неуклонное и разрушительное неолиберальное «реформирование» экономики и социальной сферы.         


Юрий Глушаков

ПОЛИГРАФ

Вам также может быть интересно:

Метки (тэги)