Мнения

«Страна для жизни» и начало избирательной кампании

Александр Телевич

8 мая, в день, когда Палата представителей назначила датой выборов президента Беларуси 9 августа, на YouTube-канале «Страна для жизни» появилось заявление его автора, Сергея Тихановского, в котором тот озвучил свои планы участвовать в президентских выборах в качестве кандидата.

Интересно, что сам Тихановский был задержан под Могилевом еще 6 мая для отбывания 15-суточного ареста, назначенного ему за участие в протестах против интеграции с Россией в декабре 2019 года. В тот же день десятки сторонников блогера вышли на акции в его поддержку в Минске, Гродно и Могилеве с требованием освободить Тихановского.

На момент публикации видеообращения автор «Страны для жизни» находился в Гомельском ИВС, а это означает, что обращение было записано как минимум за несколько дней до публикации на всем известном видеосервисе. Что немудрено: лично у меня еще вечером 6 мая после прочтения репортажа с протестов в разных городах страны, в которых участвовали подписчики канала «Страна для жизни», возникла мысль, что перенос протеста из онлайна в офлайн это явно неспроста и в этом году автор популярного канала вполне может выдвинуться в президенты и даже снискать определенную популярность.

«Предприниматель и блогер», как он сам себя называет, родом из Гомеля, ему 41 год. Разговаривает на понятном языке, хотя, и не слишком интеллигентен. Последнее, скорее, только плюс: Тихановский внешне «похож на мужика» и благодаря этому многие потенциальные избиратели могли бы отождествить себя с ним, увидеть в нем человека, «похожего на себя».

Быть может, блогер Тихановский несколько резок и где-то даже радикален, что может отпугнуть многих умеренных граждан, несогласных с нынешним положением дел в стране. Последнее можно частично компенсировать его сильным «уникальным торговым предложением», а именно тезисом о необходимости избираемости местной власти: мэров городов и поселений, районов и областей. Ведь на это уже несколько лет как существует общественный запрос, этого хотят многие наши соотечественники. Вроде и выборы в местные советы каждые четыре года проводим, а председатели исполкомов, как назначались, так и продолжают назначаться. Этот пункт, судя по всему, мог бы стать краеугольным камнем избирательной программы кандидата Тихановского. При условии, что ему удалось бы собрать 100 тысяч подписей в свою поддержку и быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты.

Возможности цифровой эпохи теоретически позволяют каждому жителю планеты снискать свою минуту славы: бывает так, что еще вчера тебя никто не знал, а сегодня уже узнают на улице, потому что ты – звезда интернета. Это при условии, что ты выдаешь контент, востребованный аудиторией. Деятели вроде Тихановского – это ни что иное, как порождение современной цифровой эпохи. Во времена классических СМИ для того, чтобы получить хотя бы подобную известность, которая сейчас есть у Тихановского, требовались несколько лет и значительные материальные ресурсы. В настоящее время у канала «Страна для жизни» имеется 180 тысяч подписчиков, а видео с программным выступлением только за неделю с момента своего появления получило почти 400 тысяч просмотров.

Важно: Тихановский подчеркнуто непартиен и, более того, не особо замечен в связях с «классической» оппозицией. Он ни разу не использовал белорусскоязычный слоган «Жыве Беларусь!», используемый «старой» оппозицией уже как третий десяток лет. Вместо этого им используется не самый плохой в технологическом плане призыв «стоптаракан» — явный намек на усы нынешнего главы белорусского государства. Хотя, как говорится, все новое это просто хорошо забытое старое: в конце 1990-х нашей оппозицией довольно широко использовался похожий слоган «stop luka».

Напомню, не так давно закончились т.н. праймериз оппозиции, на которых, планировалось избрать наиболее достойного претендента в кандидаты на пост президента от объединенной оппозиции. В праймериз приняло участие… около 4500 человек, часть из которых явно является партактивом политических структур, организовавших эти «первичные выборы». Сразу после окончания праймериз некоторые обозреватели задались резонным вопросом: а в состоянии ли эти силы собрать 100 тысяч подписей при таком раскладе вообще? Ответа на этот вопрос мы, вероятно, уже не получим: 10 мая участники праймериз заявили, что не будут определять единого кандидата по итогам праймериз.

Все это играло бы на руку Тихановскому, разумеется, в случае регистрации его кандидатом в президенты: он вполне мог бы получить голоса избирателей, традиционно голосующих за «кого угодно, лишь бы не за Лукашенко». Это работало на выборах 2001 года с кандидатом Гончариком, в 2006 году с кандидатом Милинкевичем, в 2010 году таких «кто угодно, лишь бы не он» было чуть ли ни десять (!) человек, а в 2015, пусть и не полностью, но все же сработало с кандидатом Татьяной Короткевич. Вот любим мы наступать на одни и те же электоральные грабли! Тем не менее, Тихановского отчасти даже можно называть новой формой оппозиции, порожденной нынешним временем.

В свое время высказывались подозрения о неясном происхождении средств Тихановского и вообще о его связях с Россией. Независимо от обоснованности этих подозрений, имеет место другой факт: Тихановский мог бы стать как минимум одним из «кандидатов протеста», в поддержку которых планирует устраивать легальные уличные акции Николай Статкевич, постоянный участник подобных мероприятий. По схожей схеме Статкевич уже провел несколько акций осенью 2019 года, только те протесты были как бы в поддержку кандидатов в депутаты Палаты представителей.

Сможет ли автор канала «Страна для жизни» возглавить возможные уличные протесты летом нынешнего года, если такие протесты будут иметь место? В принципе, да. Опыт у него, пусть и не такой богатый, как у того же Статкевича, есть. Другой вопрос, против чего протестовать. Допустим, требовать озвучивания «реальных» цифр по заболеваемости COVID-19, намекая на то, что власть обманывает народ, скрывая правду о количестве заболевших и истинных причинах некоторых умерших «от пневмонии»? Есть проблема: в последние несколько месяцев основа для возникновения уличных протестов была фактически уничтожена благодаря, в том числе, представителям различных общественно-политических сил, независимо друг друга нагнетавших в обществе излишние опасения по поводу «короны». Иными словами, представители контрэлиты слишком сильно пугали COVID-19 белорусское общество, что если, не дай Бог, конечно же, летом произойдет рост заболеваемости либо нынешняя ситуация с распространением вируса останется прежней в ближайшие месяц-два и эти же силы вдруг призовут граждан выйти на улицы и площади в знак протеста против «бездействия властей», то как, простите, протестовать против того, чем сам же боишься заразиться?

Идея уличного протеста была в целом скомпрометирована уже в начале 2000-х годов, когда большинству постоянных участников шествий и митингов стало понятно, что от их участия даже в достаточно массовых мероприятиях ситуация в стране не меняется ни на йоту. Тех из них, кто тогда по каким-то причинам этого все же не понял, белорусская власть окончательно лишила иллюзий в декабре 2010 года, очистив от несогласных главную площадь страны буквально за несколько минут.

Следующим всплеском уличной активности были т.н. «молчаливые протесты» лета 2011 года, причиной которых стали произошедшая незадолго до этого девальвация национальной валюты, приведшая к резкому скачку цен, против чего, собственно, и протестовали «хлопающие в ладоши». С тем вызовом белорусские власти также справилась достаточно быстро. Сейчас вроде как ситуация в экономике более-менее стабильна (на днях НБРБ даже заявил о снижении с 20 мая ставки рефинансирования с нынешних 8,75% до 8%) и, хочется надеяться, что как минимум до 9 августа ситуация в экономике останется на нынешнем уровне и предпосылок для возникновения экономических протестов просто не появится.

В тактическом плане Тихановский сделал правильно, что стал первым «чертиком из табакерки»: до его заявления об участии в выборах, ожидалось, что конкуренцию президенту Лукашенко составит только несколько достаточно известных деятелей, которых вполне справедливо можно назвать профессиональными политиками. Два других неожиданных и по-своему тоже сильных претендента, экс-дипломат и бывший глава ПВТ Валерий Цепкало и до недавних дней глава «Белгазпромбака» Виктор Бабарико, заявили о своем участии в выборах уже после видеообращения Тихановского.  

Некоторые наблюдатели поспешили тут же записать этих двоих в «проекты власти», но, скорее всего, ни Цепкало, ни Бабарико на самом деле таковыми не являются: эти люди просто решают свои личные задачи. Цепкало не против напомнить власти о себе и своих заслугах перед белорусским государством и обществом и, возможно, в ближайшем будущем получить от этой самой власти что-либо в виде благодарности за эти заслуги.

Бабарико, по всей вероятности, просто достиг того уровня, как материального, так и уровня личностного развития, когда может позволить себе … получать от жизни удовольствие. Не исключено, что выдвижение своей кандидатуры на пост президента РБ, это ничто иное, как возможность для него получить новый жизненный опыт, а заодно интересно и насыщенно провести несколько месяцев своей жизни.

В этой связи резонно возникает встречный вопрос, а не является ли Тихановский «проектом власти»? Ведь участие в кампании подобного яркого кандидата действительно внесло бы интригу в выборы, результат которых, казалось, известен заранее. Появление такого «несогласного из народа», выразителя мнения определенной части общества, только сыграло бы на руку власти. Выигрывать выборы в более-менее конкурентной борьбе всегда приятнее, чем делать это по схеме «единогласно, товарищи». Уровень легитимности выборов, выигранных в конкурентной борьбе с сильным соперником всегда на порядок выше, чем если бы выборы проводились на фактически безальтернативной основе. Ведь многие критики белорусской власти уже многие годы только и говорят, что реальных выборов у нас нет.

Более того, по этим причинам власть могла бы даже на первых порах содействовать кандидату Тихановскому, например, не слишком въедливо проверяя подписные листы на этапе выдвижения и затем, как вариант, закрывая глаза на незначительные нарушения в ходе ведении агитации. Но делать это ровно до того момента, пока поддержка избирателей кандидата Тихановского не выросла бы до размеров, угрожающих главному фавориту кампании. В этом случае на «Страну для жизни» можно было бы легко обрушить всю мощь пропагандистской машины властей — главное для этого не упустить момент и постоянно замерять температуру общественных настроений в отношении кандидата Тихановского, а затем делать профилактику возможного повышения этой температуры. Но это при условии, что рост популярности и, соответственно, рейтинга кандидата «Страны для жизни» действительно стал бы опасным для властей. В этом случае имело бы смысл сработать корректно и ни в коем случае грубо не «топить» конкурента, невольно добавляя тому еще больше популярности в народе. То есть сделать, чтобы не получилось наоборот – за несправедливо обижаемых иногда ведь тоже голосуют. В итоге по самым оптимистичным прогнозам и сценариям Тихановский смог бы взять на выборах свои честные 8-12 процентов (я бы даже сказал, фантастическим прогнозам), а выборы все равно бы выиграл действующий президент страны. Все красиво.

В пользу версии о том, что кандидат «Страна для жизни» мог быть проектом «Красного дома» косвенно говорит то, что власть не особо мешала ему раскрутиться до нынешнего уровня популярности, а в чем-то даже содействовала. Например, неожиданное задержание на 15 суток Тихановского 6 мая и последовавшие за этим информационные шумы вокруг вопроса о наличии доверенности на подачу заявления на регистрацию его инициативной группы либо отсутствия такой доверенности, потому как срок подачи документов заканчивался 15 мая, а Тихановский в это время все еще бы был «на сутках» и не мог сам подать заявление в ЦИК – все это только создавало дополнительную рекламу «Стране для жизни». Интрига разрешилась 14 мая, когда от имени Тихановского его супруга Светлана все же подала в ЦИК документы на регистрацию инициативной группы, а уже 15 мая в регистрации группы было отказано «в связи с нарушением подачи документов». Оказалось, что несмотря на наличие доверенности на имя супруги, заверенной нотариально еще 13 января нынешнего года, подпись под заявлением на регистрацию своей инициативной группы потенциальный кандидат должен ставить собственноручно – без этой подписи документы считаются недействительными. Решение ЦИК супруга Тихановского может обжаловать в Верховном суде в течении трех дней, но в возможность того, что Верхновный суд встанет на сторону блогера, верится с трудом.

А может Тихановский вовсе и не являлся проектом власти, а его задержанием 6 мая власть просто еще раз «погрозила пальцем» в сторону наиболее потенциально буйных претендентов в кандидаты, а заодно и рядовых сторонников уличного политического протеста? Или все же мог являться таковым как бы «для освежения декораций», но после самовыдвижения не менее колоритных и намного более статусных Цепкало и Бабарико, стал уже как бы и не нужен?

Ведь накануне и после Дня Победы были задержали также более 100 оппозиционных блогеров, журналистов и подписчиков каналов, критикующих власти. Задержанные принимали участие в стримах, в которых рассказывалось о ситуации в регионах страны. «Под раздачу» также попала группа молодежных активистов, несшая символический гроб по проспекту Независимости в Минске 8 мая во время репетиции парада Победы: молодые люди как бы намекали на риски, связанные с проведением парада во время эпидемии «короны». Действуя на опережение на старте главной кампании пятилетки власть, возможно, просто лишний раз страхуется, давая понять, что она по-прежнему против любых форм проявления уличного протеста, как традиционных, так и новых.

Но что можно сказать точно: кампания-2020 за последние дни стала гораздо интереснее, чем это можно было предположить еще несколько недель назад.

Метки (тэги)
Кнопка «Наверх»
Закрыть