Чуешь, чем пахнет? |
Мнения

Чуешь, чем пахнет?

Наконец-то недолето дало слабину, а значит, пошли гулять! Один мой ученик давно выпрашивал хорошую велопрогулку, и вот всё совпало. Дальше идёт описание природы, ещё холодной речной воды, печёной картошки и экстремальных велоспусков, это всё само собой. Разумеется, не обошлось без правильно вставленных в контекст разговоров о правилах жизни, того, чего так ждут от взрослых подростки. Но больше всего меня удивила в самом себе относительно новая черта, которая наиболее ярко проявилась именно в этой поездке. При каждой смене декораций, в которых мы оказывались по мере нашего путешествия, я то и дело призывал парнишку принюхаться. То это были разогретые солнцем сосны, то первые неистовые придорожные цветки, то затхлая речная тина. Мир был полон самых разных — каждый по-своему — приятных запахов, и было понятно, что я обращал внимание своего друга на что-то, что практически никогда не входило в круг его интересов.


Обоняние — чувство, отнюдь не столь важное для современного человека. Максимум, что нам может пригодиться в практическом плане — это определить, не испортилась ли еда и нет ли утечки газа (который, кстати, вот ирония! сам по себе запахом не обладает, и его приходится смешивать с чем-то вонючим, чтобы мы эту самую утечку не прошляпили). Всё остальное — по большому счёту блажь, чистое удовольствие (или, наоборот, страдание в случае переполненного автобуса в разгар отпускного сезона). И тем не менее, обоняние нам дано, и мы, хоть и не собаки, способны отличить (и запомнить!) тысячи самых разных оттенков. Довольно сложно найти для человека смысл в этой способности. Если, например, пчеле нужно, наверное, знать, чем один цветок отличается от другого, то нам какая в этом польза? Мы и не едим их, эти запахи точно не связаны с отправлением жизненно необходимых потребностей. Самое рационалистичное объяснение, которое мне приходилось встречать, связано с тем, что таким образом мы получаем сигналы о приемлемых для жизни условиях. Но информации, согласитесь, слишком много для такого сигнала. А запахов очень, слишком много. И все они очень разные.

Отдельно стоит сказать о памяти. Пожалуй, каждый из нас сталкивался с чем-то типа: понюхаешь какой-то подозрительный бинт, и тут же уносишься в одно утро на даче, когда разбитая вчера коленка уже почти зажила, повязка ослабла, мама уже стала печь блины, а на дедушкиной полке ещё столько старых книг, которые обязательно сегодня нужно будет пересмотреть, и солнце, такое солнце, которого больше не было ни разу в жизни. Мы можем прочесть записи в дневнике об этом дне, посмотреть фотографии, возможно даже послушать магнитофонную запись, которую решили сделать в тот день, но никогда у вас не будет такого абсолютного погружения в то, даже не время, а состояние, как от совпадения запахов. Есть даже теория, что мастерство парфюмера может быть измерено вот этим попаданием в воспоминания, но, положа руку на сердце, признаемся, что нашей ностальгии не так много и надо, чтобы начать наматывать сопли на нос.

В любом случае, этим свойством запахов практически мгновенно погружать нас в определённые состояния люди начали пользоваться довольно давно. Из всех состояний наиболее приоритетным, конечно, будет состояние близости к Высшему. И, кажется, запахи тут имеют какую-то особую потайную дверцу. По крайней мере, показательно, что русское слово «дух» имеет два значения: запах («Здесь русский дух, здесь Русью пахнет») и привидение, ну, точнее не привидение, а вы поняли, что; то, что существует только в том мире, проявляясь в этом лишь опосредованно (в качестве примера пусть будет фильм Феллини «Джульетта и дУхи»,который вообще-то в оригинале называется «Джульетта дУхов», уже прям почти совсем Светлана Жуковского получается). Вдобавок ко всему общее для всех романо-германских языков parfum восходит к per fumum, «через дым», то есть, отсылает нас напрямую к самым древним ритуалам общения с высшими силами, когда их «кормили» дымом от сжигаемых разных ценных вещей, и это далеко не всегда были просто животные. Чаще всего это были как раз смолы, травы и прочие пахучие вещества, которые в виде дыма становились в сто раз более пахучими.

Теперь пару слов о приятности/неприятности (и это будет немножко полемикой с точкой зрения, что приятные запахи — свидетельство подходящей для жизни обстановки). Все, у кого есть собаки, знают, что их хлебом не корми дай поваляться в куче какой-нибудь гнили, желательно даже падали, чтобы шкура надолго вобрала в себя этот «чарующий» аромат. Это собаки, у которых обоняние развито в сотни раз лучше нашего! Вы представляете, что они чуют в этот момент? И совершенно очевидно, что нет для них запаха приятнее (с собаками вообще всё странно, неспроста в мусульманской традиции за ними укрепилось прозвище «пожирающие собственную блевоту» — и это чистая правда!; да и у христиан к ним отношение не лучше, чего уж там). Да даже к собакам ходить не надо. Многие женщины признаются, что нет для них более сладостного (не в смысле наличия сахара, а в смысле желания нюхать снова и снова) запаха, чем запах подмышек мужа. И это не извращение, не пощёчина общественному вкусу и не истории из жизни принцев, которые не какают. Просто категория приятных запахов намного шире, чем устоявшийся «джентльменский набор»: розы-сено-булочки.

В решении загадки «почему же люди так воняют?» можно выделить два разных вектора решения. Один, более очевидный, заключается в том образе жизни, который ведут люди. Все знают, как пахнут младенцы (а тем более, собственные младенцы!), так что, всем понятна мечта одного киношного мафиози на старости лет нюхать макушки своих детей. Но чем дальше, тем больше (пока, к сожалению!) люди отходят от того чистого незамутнённого состояния, как психического, так и физического. Всё большим количеством грехов обременяют свою душу, а значит, и тело, которые своим смрадным запахом беспристрастно свидетельствуют об этом. Ой, тут проскочило слово «смрад», с ним тоже интересная история: мы это слово встречаем в слове «смородина», и как говорят филологи, изначально «смрад» означает просто сильный запах. Но то ли филологи давно не нюхали смородину, то ли у них не настолько развиты обоняние и ассоциативное мышление, но если вы внимательно послушаете этот запах, вы без труда вычлените в нём запах «котиков»! Этот же запах можно найти и в свежем базилике. Вывод здесь сложно сделать, пусть пока просто будет таким жизненным наблюдением.

Так вот, если бы люди жили так, как положено настоящими законами природы (точнее. Тем, кто их установил), то наверняка они и пахли бы по-другому. Здесь достаточно устроить несложный эксперимент, и привести свою диету в более или менее человечный вид, как сразу изменится запах изо рта и запах пота. Если, конечно, нет каких-либо более серьёзных заболеваний.

Но есть и другой аспект. Та же самая далёкая от здорового положения вещей культура диктует нам такое отношение к запахам (как, впрочем, и ко многим другим вещам), которое наверняка очень далеко от здорового. То есть, сейчас наши границы «хорошо-плохо» очень сильно сбиты по сравнению с сообразными законам природы, пусть эти законы пока так называются. Но понять это в полной мере мы, носители этой самой злосчастной культуры, пока не можем. Сделаем только допущение, что люди в идеале или в близком к нему состоянию будут совсем не такими, как мы. И обонять они тоже будут по-другому.

Стоит отметить, что в современном мире интерес к миру запахов стремительно растёт. Количество фирм, занятых исключительно производством парфюмерии, увеличивается, общий рынок продаж парфюмерной продукции показывает удивительные темпы, любой более или менее крупный город может похвастаться парой-тройкой мест, в которых вы найдёте самые настоящие изыски современного парфюмерного искусства. Да, парфюмерия окончательно утвердила за собой статус искусства, эволюционируя на наших глазах из абсолютно прикладной области в область совершенно иного отношения к жизни. Современные творения художников-парфюмеров поражают своим разнообразием и порой очень яркой специфичностью. При желании вы найдёте здесь всё — и мимолётные дневные сны, и бесконечные липкие ночные кошмары.

Конечно, такое развитие парфюмерной отрасли в первую очередь связано с тем, что всё больше человечество дрейфует в сторону так называемой «эпохи развлечений». Научно-технический прогресс делает своё дело, и какое-то количество людей (а в больших городах это количество существенно) получает всё больше свободного времени и всё больше средств на то, чтобы это время как-то убивать. Реклама здесь делает настоящие чудеса. Людям продают определённые образы, картинки в их же голове. Так появляются различные мифы об особой сексуальной притягательности духов (формула sex sells здесь работает, может, наиболее успешно, чем во всей остальной модной индустрии), о том, что духи должны соответствовать некоему статусу, что на вечер нужны одни духи, а для прогулки с собакой — другие, что в этом сезоне модно древесно-цветочное направление, а в следующем — восточно-гурманское. Ну и так далее. Смотреть на этот цирк забавно и грустно.

Однако больше хотелось бы говорить о другом. О том, что настоящее современное парфюмерное искусство прямо сейчас, на наших глазах (ну или в нашем носу, если хотите) открывает для нас какие-то новые грани реальности, приглашая нас в области, доселе изученные нами очень слабо. Запахи ведь абсолютно лишены идеологической составляющей (хотя, опять же, многие рекламщики интенсивно навязывают нам определённое отношение к некоторым запахам, но их на слабо точно не возьмёшь). Это изображение (в большей степени) и звук (чуть в меньшей) неотрывно связаны с костлявым словом «смысл». А запахи другие. У них и природа другая. Если это и колебания, то колебания на совсем другом, атомарно-молекулярном, короче, химическом уровне. Если свет и звук мы воспринимаем непосредственно как вибрации, то запах мы воспринимаем так: внешние молекулы-ключи соединяются с нашими молекулами-замками, и эта сложившаяся комбинация уже посылает сигнал в мозг. Поэтому до сих пор не научились переводить запах в цифру, запах — это самый крепкий канат, соединяющий нас Реальностью. Да, собственно, вся современная парфюмерия — это не фотография, а реконструкция. Запахи многих ароматных вещей принципиально невозможно напрямую снять с этих вещей (любые духи с запахом персика или ландыша или сирени — это абсолютная химия, не имеющая ничего общего с настоящими персиками, ландышами и сиренью).

Получается, что настоящий мир дУхов находится где-то совсем не там, куда нас ведёт растиражированный образ «Матрицы». Он не менее материален, у него есть свои законы, и нам очень не помешало бы научиться наконец не просто в нём жить, но и им управлять.

Жизнь человека невозможна на одном интеллекте. Сам по себе интеллект ничего не сможет, пока он не будет опираться на базу данных нашего опыта. А опыт этот будет тем более разнообразен, чем более развита наша культура чувств. И тренировка своего обоняния (хотя в настоящее время обострённое обоняние доставит вам по жизни больше дискомфорта, чем приятных минут) является одним из лучших способов усовершенствовать свою культуру чувств. Чтение идеологически выверенных книг, просмотр морально безупречных фильмов и прослушивание и пение хором песен про любовь к Родине — это всё прекрасно, но без мощной чувственной базы всё это золото уже изначально является обычными глиняными черепками.

Так что не стесняйтесь нюхать (если такое слово вам кажется слишком «плебейским», можете «слушать»). Нюхайте всё вокруг: еду, старые книги, духи, свежую постель, конечно, растения, землю, воду, воздух. Следите за тем, чтобы от вас пахло приятно, чтобы другим людям хотелось находиться рядом с вами. Ищите близких по духу, то есть по запаху, людей. Близких не в смысле похожих, а в смысле приятных. Развивайте свои способности чувствовать, они нам всем очень нужны для настоящей жизни, о которой мы пока так мало знаем.

Когда на недавней прогулке я, к своему удивлению, обращал внимание своего друга на различные запахи, я знаю, что открывал ему мир, который до этого был для него просто невидимым. Кажется, мне удалось помочь ему ещё немного вырасти.

Глеб Деев

Метки (тэги)
Показать больше